Герой InMyRoom: самый многодетный дизайнер в мире

Богатый внутренний мир: как молодые российские дизайнеры ломают наши стереотипы об интерьере

Можно сколько угодно спорить о том, навредило ли России «импортозамещение» в сфере сельского хозяйства и в прочих важных отраслях. Но есть одна область, в которой импортозамещение реально сработало. Область маленькая в масштабах человечества, но важная для повседневной жизни человека. Это дизайн и производство предметов интерьера (и оформление интерьеров в целом). За период с 2014 года, когда многие иностранные компании, поставлявшие в Россию дизайнерскую продукцию, сдали позиции, бизнес, связанный с местным производством предметов интерьера, существенно прибавил и в объемах, и в качестве.

Звучит скучно и непонятно. Какое это имеет отношение к красивому и творческому слову «дизайн»? Дизайнеры — это же такие яркие, креативные люди (мужчины в черном, дамы в декольте), ведущие инстаграмы о свежих тенденциях в области всего, обсуждающие цвет сезона «живой коралл», делающие селфи своих лоферов и лодочек на фоне свежезалитого бетона, ездящие в Милан и Париж за вдохновением и на выставки брендовой мебели и входящие в узкий круг представителей «100 лучших в профессии». На самом деле у этой нарядной жизни, как и у всякой другой, есть жесткая экономическая основа: огромную роль в успехе дизайнерской работы играют способы добычи того, чем интерьеры наполняются, то есть материалов, мебели, светильников и аксессуаров. Дизайнеры живут не только за счет гонораров от клиентов. Многие из них получают откаты от поставщиков: некоторую мзду за то, что приводят клиента именно в этот магазин, а не в другой. Многие дизайнеры, помимо предложений по стилю и архитектурным решениям, предоставляют клиенту услугу «комплектации» — закупки для них всего необходимого для проекта напрямую у поставщиков, минуя розничных дилеров. Так исторически сложилось еще 20 лет назад, когда на заре формирования интерьерного рынка России и в момент экономического кризиса обе эти практики здорово «тряхнуло». Многие иностранные марки с российского рынка просто ушли, как американская сеть Crate & Barrel, например, или десятки мелких итальянских производств, чья продукция, резко подорожавшая из-за курса евро, потеряла для российского покупателя привлекательность. Однако людям, делающим в России ремонты разного уровня стоимости и качества, все равно нужны были предметы интерьера. Нижний сегмент рынка закрыли строительные магазины вроде «Леруа Мерлен» и незаменимая ИКЕА. Верхний сегмент продолжил покупать европейские бренды, несмотря на увеличение цены. А вот средний сегмент, которого в сфере дизайна интерьера становится все больше (множество проектов сегодня делается в небольших квартирах, часть из них предназначена под сдачу и делается, соответственно, достаточно экономно), нужно было чем-то комплектовать. И вот тут настал звездный час для российских мебельных производств. И, естественно, русских «предметных» дизайнеров — людей, которые проектируют именно мебель и свет, а не интерьеры в целом.

Оказалось, что за 20 лет развития интерьерного рынка в России поднакопилось значительное количество производств, которые способны выдать на-гора предметы нужного качества, в нужных количествах и с соблюдением нужных сроков. Вопрос только в том, как выглядит эта продукция и насколько она соответствует международным, скажем так, представлениям о прекрасном. И наличие приличной «материальной базы» (качественных производств) как раз и обеспечило русским предметным дизайнерам возможность развернуться.

Здесь нужно сделать небольшое отступление и пояснить, что из себя вообще представляет фигура предметного дизайнера. Это профессия на стыке искусства и инженерного дела (напоминаем, to design означает «проектировать»): дизайнер должен не только придумать красивый и удобный предмет, но и разработать вместе с производителем технологию и экономику того, как он создается. До наступления эпохи промышленного производства ни о каких «предметных дизайнерах» речи не было — были просто краснодеревщики, делавшие прекрасные штучные вещи, как великий француз Андре-Шарль Буль. Затем сначала Чиппендейл, а потом братья Тонет сделали производство мебели массовым, но их имена были лишь обозначением бренда, но не авторства предметов. Фигура дизайнера возникла в мебельном деле на рубеже XIX и XX веков, в эпоху ар-нуво: персонажи вроде Уильяма Морриса в Англии и Жака Эмиля Рульмана во Франции громко заявляли о своем авторском видении вещей и таким образом протестовали против обезличенного промышленного дизайна. Но, как ни парадоксально, чем более индустриальным становилось производство, тем большее значение приобретали конкретные дизайнеры. Производители стали использовать имена мебельных звезд как инструмент продаж: сегодня цена пластикового стула, созданного Филиппом Старком, в разы выше его себестоимости.

Россия до революции шла в общем русле — наша поразительная во всех отношениях мебель из карельской березы была анонимной, нашим ответом Моррису и Рульману был Федор Шехтель. В СССР же случился понятный слом — после любительских попыток Александра Родченко проектировать мебель в духе конструктивизма наступила эпоха массовой мебельной анонимности. Дизайн в СССР, кстати говоря, делали очень неплохой и местами великий, но его авторов никто не собирался превращать в звезд. Учитывая тот факт, что социалистический быт по техническим и идеологическим причинам был аскетичен и скуден, ни о каком дизайне жилого интерьера речь не шла. Прибавьте к этому, что вершиной счастья и вкуса в быту было наличие югославского шкафа- «стенки», что все заграничное казалось апогеем изящества и красоты (не важно вообще, какое оно было, главное — заграничное). В результате получаем состояние, в котором наши соотечественники встретили развал Союза: отсутствие привычки и умения жить красиво в сочетании с уверенностью, что «у нас» хорошо сделать все равно не смогут.

Читать еще:  Модные меховые жилеты 2020-2020 года

Итогом этого комплекса эстетической неполноценности стали пресловутые «евроремонты» и адская интерьерная эстетика 1990-х: ее «современный» извод представлял собой сочетание ярко-желтого и синего, полированные полы и светильники-споты по всему идущему ярусами и волнами потолку, а «классический» — сплошь покрытые деревянными панелями с позолотой стены, пухлые фиолетовые диваны с бахромой и многоэтажные хрустальные люстры. Ни о каком русском производстве и русском дизайне речи в это время вообще не было — всю эту красоту неимоверную везли из-за границы, продавали тоннами, и было всем счастье.

Ситуация менялась очень медленно — появлялись клиенты, съездившие за границу и увидевшие нормальные интерьеры. Выросло поколение «новых клиентов» — дети русских богачей «первой волны», отправленные учиться за границу и насмотревшиеся там разного. За спросом последовало предложение: появлялись магазины, завозившие в Россию хорошую современную и классическую мебель. Появлялись дизайнеры, научившиеся не просто покупать то, что есть в наличии, но ездить по выставкам, антикварным магазинам и барахолкам и выбирать что-то необычное. С середины 2000-х русские интерьеры резко улучшились. В частности, дизайнеры стали регулярно рисовать в проектах мебель по индивидуальным эскизам (практика для иностранных дизайнеров повседневная): не удалось купить нужный предмет — можно изготовить самим. Но это были не системные случаи: в области проектирования мебели как таковой все было глухо. Молодые таланты грустно приносили на дизайнерские выставки модели, сделанные из спичек и пластилина, показывали на экране ноута рендеры и жаловались, что нет фабрик, готовых вложиться в производство их дивных изделий. Вершиной успеха для русского дизайнера, имеющего «мебельные» амбиции, было введение спроектированного ими предмета в каталог какой-нибудь итальянской фабрики. Так, на протяжении многих лет главными нашими мебельными звездами были архитектор Евгений Полянцев, создавший несколько вещей для марки Emmemobili, и дизайнер Елена Архипова, успешно работавшая с фабрикой Prianera. Затем к ним присоединились Ярослав Рассадин, которому удалось поработать на Roche Bobois, Koziol и Roca, и Дима Логинов, делающий светильники для Preciosa и Axolight.

По пути проектирования востребованных иностранными производителями вещей идет часть успешных дизайнеров и сейчас. В 2019 году на главной мировой дизайнерской выставке Salone del Mobile.Milano случилось прямо-таки русское нашествие: сразу несколько серьезных итальянских брендов показали «русские» предметы. Так, например, Майк Шилов сделал обеденный гарнитур Bloom для марки Minotti Collezioni, Татьяна Горшкова — комод и зеркало Frost для Arte Veneziana (годом ранее тот же Шилов сделал для этой венецианской марки пару комод + зеркало Gonfalone), Ольга Энгель спроектировала для световой марки MM Lampadari люстру Jack.

Все дизайнеры из этой тройки — не новички: Майк Шилов создал, к примеру, смеситель для Cisal и коллекцию ковров для Tapis Rouge, Татьяна Горшкова неоднократно проектировала мебель для своих интерьеров. Но Ольга Энгель — единственная в этой компании, кто строит карьеру именно предметного дизайна. Строит успешно: созданные ею светильники и кресла регулярно выставляются на престижных форумах коллекционного дизайна, в частности в Брюсселе на Collectible и на Design Miami/Basel, интересы Ольги в Европе представляет французская Galerie Armel Soyer. Это уже не просто «не было подходящей тумбочки в детскую, пришлось нарисовать и сделать нужное», это настоящий международный успех.

Случай Ольги не единичный. Дизайнер Игорь Куркин в сотрудничестве с российским литейным производством ARTVIVO создал ограниченную серию светильников Hawking (названных в честь великого физика), и сейчас они представлены в Цюрихе в галерее EXCEPTIS. Еще один серьезный звездный случай — дизайнер Денис Милованов, создатель бренда SOHA, чьи вдохновенные деревянные скульптурно-мебельные объекты представлены в галерее «Палисандр» в Москве, в Pavilion Antiques в Чикаго и в той же Galerie Armel Soyer в Межеве.

В деле создания штучных коллекционных предметов наши Левши преуспели. Ну а что же с российскими производствами? С ними тоже все совсем неплохо: появление заказов на производство авторской мебели от дизайнеров интерьеров заставило фабрики развиваться, закупать оборудование, решать функциональные проблемы — и в результате выходить на новый уровень качества. Который, в свою очередь, дает возможность дизайнерам делать все более интересные вещи. Среди производств, на работы которых однозначно приятно смотреть, можно выделить Loftmark, Loffilab, Woodi Furniture, вологодскую студию «Лесс», Moonzana, кухонный бренд Giulia Novars — и это только люди, которые занимаются именно мебелью. А есть еще, например, отличная студия Bezhko — эти ребята из Санкт-Петербурга делают авторский свет. Все эти фабрики совершенно «по взрослому» сотрудничают с дизайнерами. Российское ковровое производство The Rug One, созданное Евгением Шутко, недавно показало коллекцию ковров по эскизам архитектора Марии Романовой. Или производители дверей и стеновых панелей «София-Декор»: они выпустили вместе с дизайнером Элиной Туктамишевой вдохновленную зодчеством Русского Севера коллекцию светильников «Лемех».

Но самая увлекательная история, кажется, развивается прямо сейчас с мебельным брендом Mrs Ruby. Основанное в 2005 году производство прошло абсолютно типичный для русской мебельной фабрики путь: началось все с производства штучных заказов от дизайнеров под конкретные интерьеры, затем появились более амбициозные проекты — например, капсульная коллекция комодов с фарфоровыми сменными декорами, созданных по эскизам дизайнера Жени Ждановой совместно с Императорским фарфоровым заводом (она, кстати, была дополнена светильниками от Bezhko). А осенью 2019-го на Cosmoscow на стендах галереи Кристины Краснянской «Эритаж» и MIRRA Ирины Могилатовой был показан новый проект — линейка Mrs Ruby Collections, созданная специально для фабрики безумно талантливым и очень своеобразным дизайнером Тарасом Желтышевым.

Этот уроженец Томска вошел в дизайнерский мир с единичными коллекционными предметами, показал себя на Неделях дизайна в Пекине и Милане и (весной 2019-го) на Collectible. А теперь исполнил заветную мечту всех молодых дизайнеров — сотрудничает с производством, которое азартно воплощает все его идеи. Еще недавно, когда русские дизайнеры уныло презентовали вместо реальных работ 3D-модели, это казалось невозможным. И знаете, что характерно? Уровень дизайна Желтышева и тот уровень качества, с которым его задумки материализуются, — это не русский дизайн. Не в том смысле, как мы привыкли, — чуть-чуть кустарный, немного дикий, слегка наивный и словно бы обалдевший от собственной смелости гибрид хохломы с конструктивизмом. Это спокойный, взрослый, выверенный дизайн. Наднациональный — просто очень качественный.

Читать еще:  Выпускные платья 2020: актуальные модели и новинки дизайна

И это, собственно, то, к чему мы все так стремились.

Люди, изменившие мир: лучшие дизайнеры интерьеров планеты

Если разобраться, то первым дизайнером интерьеров по праву можно назвать человека, решившего украсить стены своей пещеры изображениями мамонтов, цветочными узорами и портретами соплеменников. Конечно, его имени история не сохранила, но такая, пусть примитивная и грубая наскальная живопись стала первым шагом на пути к обустройству не просто теплого и удобного, но и красивого дома.

С веками оформление помещений жилища и его украшение превратилось в настоящее искусство, в каждой стране возникли свои, особые традиции, а архитекторы, скульпторы, краснодеревщики, плотники и живописцы, занимавшиеся росписью, созданием лепнины, мебели и других элементов декора со временам превратились в дизайнеров интерьеров.

Впрочем, как отдельная специальность эта профессия появилась не так давно — в середине минувшего века, а в России — уже в конце 80-х годов.

И все же имена самых известных дизайнеров, создавших вещи, прочно занявшие место в наших домах и изменившие окружающее нас пространство, а значит и весь мир, уже вошли в историю.

Грета Шутте-Лихотски (Margarete Schutte-Lihotzky)

Среди дизайнеров интерьеров представительниц прекрасного пола не так много, однако, в каждом доме есть зона, традиционно считающаяся именно женской. Конечно, это кухня. И неудивительно, что именно женщине, проводившей в этой комнате массу времени, пришла в голову идея оптимальным образом перестроить пространство, чтобы облегчить процесс приготовления пищи.

Грета Шутте-Лиховски родилась в Вене в конце XIX века, стала первой в своей стране женщиной, получившей высшее образование по специальности архитектор. Однако в историю она вошла, придумав так называемую «Франкфуртскую кухню», умещавшуюся на площади всего 6,5 квадратных метров, состоявшую из отдельных модульных секций и не оставлявшую ни одного пустующего квадратного сантиметра.

Именно Грета придумала встроенную бытовую технику, дополнительные места для хранения под плитой, выдвижные ящики для мелочей, лампы, располагавшиеся прямо над рабочей зоной. Кроме того, она с секундомером в руке засекала время, которое во время готовки тратится на метания между плитой, мойкой и столом, потому расположила все кухонные атрибуты в оптимальном порядке, создав максимально удобное для работы пространство.

Малоизвестный факт — Грета Шутте-Лиховский в 30-е годы была приглашена в Советский Союз, чтобы помочь с обустройством новых городов, таких как Магнитогорск.

До сих пор «Франкфуртская кухня» от венского архитектора остается актуальной и позволяет на небольшой площади создать уютный и функциональный интерьер.

Чезаре Паолини, Пьеро Гатти и Франко Теодоро

Имена трех молодых архитекторов из Турина вошли в историю дизайна интерьеров благодаря всего одному изобретению — бескаркасному креслу-мешку. Этот на первый взгляд несуразный и бесформенный предмет мебели завоевал популярность во всем мире, особенно часто используется в детских комнатах и ультрасовременных гостиных.

Созданный Паолини, Гатти и Теодоро первый мешок получил массу премий и наград, занял почетное место в Музее современного искусства в Нью-Йорке и признан самым значимым вкладом итальянских дизайнеров в обустройство интерьеров ХХ века.

Бескаркасная мебель имеет множество достоинств — она легка, безопасная для детей, так как не имеет острых углов и твердых частей, не впитывает влаги, абсолютна экологична, ее можно стирать, менять чехлы в зависимости от настроения, а шарики полистирола, которыми кресло-мешок наполнено внутри хорошо сохраняют тепло и подстраиваются под форму тела сидящего человека.

Джей Осгерби (Jay Osgerby) и Эдуард Барбер (Edward Barber)

Два молодых английских дизайнера интерьеров, чьи изобретения также признаны знаковыми и вошли в коллекции музеев, в частности, Музея Виктории и Альберта в Лондоне, и изменили интерьер многочисленных квартир и домов в самых разных странах мира.

К наиболее известным изобретениям Осгерби и Барбера, создавших бренд Barber&Osgerby и собственное дизайн-бюро, можно отнести стол Loop (для Isokon Plus), имеющий обтекаемые формы и удобные полки для письменных принадлежностей и мелочей.

Кроме того, именно Barber&Osgerby придумали диван с меняющимися одним движением руки чехлами, что позволяет экспериментировать с интерьером без особых затрат и кардинальной смены мебели.

Английские дизайнеры известны тем, что работали над интерьерами магазинов Стеллы МакКартни и бара Pharmacy Дэмиена Херста, а также придумали новую форму бутылки для компании Coca-Cola и складывающуюся вешалку для одежды, которая стала непременным спутником всех, отправляющихся в путешествие.

Акилле Кастильони (Achille Castiglioni)

Зачастую элементы интерьера настолько прочно входят в жизнь, что пользуясь ими, люди даже не задумываются, кто именно был их создателем, кажется, что эти вещи существовали всегда и являлись неотъемлемой часть наших домов и квартир.

Именно к таким изобретениям можно отнести придуманные Акилле Кастильони, дизайнером из Милана, книжные полки, светильники на длинной изогнутой ножке, наручные часы, стулья необычной формы и удобные столики, имеющие насколько уровней.

Четырнадцать работ Кастильоне выставлены в нью-йоркском Музее современного искусства, однако их главное достоинство — это искусство для всех, которое становится не просто музейным экспонатом, а удобным и привычным предметом быта.

Келли Хоппен (Kelly Hoppen)

На сегодняшний день Келли Хоппен является одним из самых популярных дизайнеров интерьеров не только в родной Англии, но и во всем мире. Достаточно сказать, что именно Келли была приглашена в качестве оформителя интерьеров в Barkli Virgin House, одном из самых престижных и известных проектов российской столицы, считающегося первым Домом клубного типа в Москве.

Читать еще:  Как правильно хранить муку дома

По словам Хоппен, ее стиль можно описать, как «английскую элегантность», она предпочитает мягкие, пастельные, бежевые тона, помимо создания интерьеров занимается дизайном фарфоровой посуды и большое внимание уделяет таким мелочам, как светильники, комнатные растения и сервировка обеденного стола.

Герой InMyRoom: самый многодетный дизайнер в мире

Настоящая героиня! И сегодня нам посчастливилось пообщаться с этой молодой, активной и очень творческой личностью.

Татьяна Апрельская (Мхитарян) родилась в 1971 г. в Москве. Вскоре после этого ощутила непреодолимую потребность в оформлении интерьеров (для кукол). В школьные годы возглавляла штаб оформителей. В 1997 году окончила курсы по дизайну интерьеров. С 1998 года регулярно публиковалась в журналах «Идеи вашего дома», «Современный дом» и других, активно занималась созданием дизайн-проектов и воплощением их в жизнь, создала ряд уникальных разработок для малообеспеченных многодетных семей, в том числе и для своих 7 дочерей. Наибольших успехов достигла в области перепланировок. В 2006 окончила МГОПУ им. Шолохова, по специальности художник-график. На данный момент – больше 1000 проектов, эскизных и реализованных. Лауреат интерьерной премии 2010 г. Творческое кредо: «Ни одного квадратного сантиметра бесполезной площади!»

— Что вас вдохновляет в вашем творчестве?

— Главными вдохновителями в творчестве для меня являются, конечно же, дети. Благодаря детям хочется путешествовать и показывать им мир во всем его многообразии. Очень приятно ткнуть пальцем в карту и выбрать город, в котором будет следующая квартира и новый интерьер. Мы путешествуем из квартиры в квартиру, оставляя за собой «шлейф» дизайнерских ремонтов. Насладившись городом и квартирой, мы продаем ее таким же ценителям романтики и перемен!

— В каком стиле вы решили оформить собственное жилище и какова его площадь? Где оно находится?

— Эта необыкновенная квартира в старинном двухэтажном доме древнего курортного городка Старая Русса была приобретена и обустроена мною для отдыха и занятий с 7 дочерьми, прослужила нам несколько лет, а теперь выставлена на продажу. Наполненная ароматом романтики, путешествий и latte macchiato, она приглашает забраться на Эйфелеву башню, пройтись по Лондонскому мосту, отведать итальянскую кухню и оглядеть ночной Манхэттен.

На первом этаже 50-метровой двухуровневой студии – гостиная, кухня, столовая, рабочая интернет-зона, кофейный уголок, учебный класс для старших детей, спальные места для гостей, санузел, гардеробная с окошком.На втором этаже – спальная зона на восемь человек и игровая для малышей. А за окном – перезвон колоколов и запах «янтарного моря»!

Тут смешаны два моих любимых стиля – лофт и прованс. Почему именно они? Они больше всего подходят многодетной семье, так как наиболее устойчивы к разрушению, – говорит дизайнер и хозяйка квартиры Татьяна.

Точнее говоря – разрушение не вредит этим стилям, так как прованс приветствует ветхость и потертость, а лофт – это вообще необработанные поверхности.

— Как вы работали с цветом и со светом?

— Сторона – северная, поэтому дефицит освещения компенсируется светлым цветом стен и отсутствием штор на окнах. А зеркальная стена увеличивает количество окон с трех до шести.

— Как подбирали мебель?

— В квартире практически нет покупной мебели. Куплены только мягкий раздвижной диван и металлические стулья. Остальное – полет фантазии в рамках имеющихся в наличии предметов и материалов. Из досок мною лично был собран стеллаж в виде британского флага, из бревен – черная кушетка и маленькая скамеечка. Шестиметровая столешница вдоль окон сделана из цельных сосновых досок, покрытых черной эмалью. Благодаря нашествию на чердаки друзей и знакомых были приобретены старинные столы, тумбочки, чемоданы, керосинка и колеса былых велосипедов. Варочная панель и стиральная машина вмонтированы в массивный письменный стол. Кованые решетки и перила изготовлены местным мастером.

— Как работали непосредственно с декором и текстилем?

— В отделке квартиры мне хотелось сделать акцент на ее старинном происхождении, поэтому я решила обнажить естественную кирпичную кладку и дранку на потолке. Довершают картину старины чугунный горшок с живыми маргаритками и уличный фонарь.Текстиль в квартире представлен 30-метровым отрезом переливающейся тафты золотисто-синего цвета, который по желанию превращается в скатерть, штору, полог и даже подвесные качели-гамак.

— Что считаете его самой главной изюминкой?

— Главной достопримечательностью квартиры по праву является антресольная кровать на восемь человек, сделанная из прочных сосновых брусьев и толстых досок, которая, в свою очередь, выполняет и роль второго этажа. Сверху она покрыта ковролином и сплошь устлана мягкими матрасами.

— С какими сложностями столкнулись в процессе реализации проекта?

— Единственная сложность, с которой мы столкнулись во время ремонта, – специфика маленьких городков: самые умелые мастера наиболее подвержены алкогольным «отгулам». Зато дети не подвели! Принимали непосредственное участие в ремонте – красили стены, пилили бревна, вырезали буквы из ковролина.

— А уж какие они хозяюшки! И готовят, и прибирают, и рукодельничают. Мне и дел-то никаких по хозяйству не остается – сиди да рисуй любимые перепланировки! Это ли не счастье?

Советы дизайнера Татьяны Апрельской (Мхитарян): В идеале у каждого члена семьи должна быть своя комната, пусть небольшая. И большая общая зона (кухня-гостиная-столовая-игровая-дискотека). Основой ремонта я считаю перепланировку. В наших типовушках это просто необходимо. Главное – избавиться от коридоров. Это обязательно! А дальше нужно смотреть по особенностям квартиры. Советую использовать балконы и лоджии. Высоту потолков использовать для создания ярусов, и конечно же, всегда можно увеличить число комнат за счет грамотной работы с кухней. Сколько окон в квартире, столько может быть и комнат. Я считаю, что кухня не должна занимать отдельную комнату, особенно в многодетной квартире. Являясь единственным «семидетным» дизайнером в мире, я считаю своим долгом приносить пользу именно большим семьям с ограниченным бюджетом и нахожу в этом свое призвание.

Источники:

http://www.forbes.ru/forbeslife/385639-bogatyy-vnutrenniy-mir-kak-molodye-rossiyskie-dizaynery-lomayut-nashi-stereotipy

http://zen.yandex.ru/media/id/5aa78316c89010028f15d270/5c73999f0c6e9900b4b2c3e3

http://realty.mail.ru/articles/21082/geroj_inmyroom_samyj_mnogodetnyj_dizajner_v_mire/

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector
×
×
×
×