Московский художник делает нечто большее, чем просто игрушки

История игрушек: познакомьтесь с художником, который рисует самые милые картины на свете

Художница, поэтесса, куратор

«Кураторы галереи и художник встретились случайно — на собрании жильцов по поводу капитального ремонта. История нашей выставки — это история про совпадение, добрососедство и прозрачность границ: так рабочее пространство художника, живущего практически через стенку, оказывается продлено в выставочное пространство, по-настоящему связывая дом и галерею, уже 30 лет существующую на его первом этаже.

Михаил рисует сюжеты из жизни игрушек своего внука Андрея, а также тех игрушек, которые он делает сам, собирая их каждый раз в новые драматические конструкции, в том числе остросоциальные и иносказательно-политические. На выставке каждый посетитель сможет осуществить собственную нарративную практику: кроме работ Михаила мы построим игровую инсталляцию в зале галереи, которая позволит высказаться о собственном опыте и детских воспоминаниях — или, например, об актуальных событиях в России и мире».

«Я, Гарасько Михаил Иванович, 1953 года рождения, по профессии геолог, окончил Московский геологоразведочный институт имени Орджоникидзе. Когда появились дети, я учил их рисовать, а они, в свою очередь, когда подросли, учили меня. Когда старшая дочь пошла в изостудию Дома культуры ЗИЛ, то я вместе с ней пытался что‑то делать акварелью. Потом она поступила в худграф, Ленинский педагогический, и я, глядя на ее работы, тоже пробовал вслед за ней какие‑то небольшие вещи делать. Сильнее всего меня увлекла пастель, получилось это достаточно случайно. У дочери был планшет невостребованный, немножко надорванный, и я на нем нарисовал куклу. Работа вышла не то чтобы очень хорошая, но свежая, и дочка меня похвалила. Это дало мне заряд, и с тех пор я пастелью сильно увлечен: она на меня произвела большее воздействие, чем акварель или масло.

К этому меня сподвигло то, что я мог распоряжаться ими достаточно свободно, а игрушек было много — от детей, от внуков, некоторые игрушки я делал сам. Я мог свободно составлять их в новые сюжеты и композиции. Только сейчас я оборачиваюсь назад, пытаюсь анализировать и понимаю, что эта тема достаточно новая. Я взял игрушку как основной объект своего искусства, и мне понравилось именно то, что я могу моделировать действия с игрушками и создавать какие‑то отношения между ними. Игрушки, по сути, если они просто сидят, — они статисты; а здесь они превращаются уже не в статистов, а в некоторых героев. Это как в мультфильме «История игрушек»: игрушки оживают и пытаются влиять на ситуацию, возникшую в результате появления другой игрушки.

Есть, например, у меня такая работа, где Тигренок является арбитром в конфликте между Мышонком и Крокодильчиком. Если на мою картину внимательно посмотреть, то видно, какой Мышонок симпатяга, какой он веселый, наполненный энергией, — так с ним и хочется поиграть. В то же время Крокодильчик, на которого он смотрит, сделан так, чтобы напугать: огромная голова, пасть — все это подразумевает агрессию. Интересно, что на эту агрессию мышонок смотрит с юмором и недоумением. И в этом, мне кажется, вся прелесть работы и ее суть: зачастую на агрессию, может быть, и надо взглянуть с некоторым юмором, потому что иногда она вызывается не объективными причинами, а каким‑то нервным срывом, эмоционально.

Мой внук рос слабым ребенком — мы с рождения часто возили его в Институт педиатрии. Он долгое время боялся засыпать один. Я заметил его такое рефлекторное действие: перед сном обкладывать себя игрушками. Хотя ему было на тот момент 5–6 лет, все равно, чтобы уснуть, ему кто‑то нужен был рядом. На самом деле, с возрастом понимаешь, что это достаточно страшная вещь — быть одному. Меня тогда заинтересовало, что игрушки вместе с ним образовывали очень интересные, с точки зрения художника, композиции, они так естественно вписывались в этот образ спящего мальчика. Я долгое время боялся рисовать не просто игрушку или куклу, а живой объект, потому что думал, что пастель — это все-таки инструмент не такой точный, как масло, и что я не смогу эту работу закончить, но тем не менее я набрался храбрости — и попробовал изобразить спящего мальчика с игрушками. Когда я начал работу, понял, что надо мальчика делать не контрастным, а в таком легком прикосновении, что ли, и решил, что игрушки рядом с ним — это игрушки, которые ему снятся. Я хотел сделать так, чтобы сон был более наяву, чем он сам.

Читать еще:  ИКЕА-2020: 8 находок для маленькой квартиры

Игрушка — это своего рода символ, знак, перебирая игрушки, как слова, ты мыслишь, но мыслишь композиционно — чтобы композиция была яркой и не требовала особого напряжения, а сразу бы легла на душу и стала понятна. Мне кажется, так и в литературе: чтобы выразить мысль, можно множество слов подобрать, но есть одно, которое произнесешь — и оно сразу высветит основное. Доступность мысли для зрителя — это очень важно, потому что художника без зрителя вроде бы и не существует. А если реального зрителя, допустим, сейчас нет, то воображаемый зритель все равно присутствует: его голос звучит для меня как дополнительный критерий того, насколько я прав в своих поисках.

Однажды к нам пришел один родственник, которому мои работы показались очень наивными и простыми: он недоуменно на меня посмотрел, что я вроде занимаюсь чем‑то странным, у меня какие‑то детские дела. Я сначала пытался ему объяснять про свои работы, но потом понял, что он не слышит, и прекратил. Есть такие люди, для которых важнее всего рациональное и техническое, у них так устроено восприятие. Но этого может быть недостаточно, ведь есть еще художественное и поэтическое, поэтому, на мой взгляд, нужно и в школе, и в вузе более разностороннее образование, чтобы человек не был таким однолинейным и плоскостным, чтобы он был объемным .

Я был так увлечен своей игрушечной серией, что стал обращать внимание на все игрушки, которые встречал: в витрине магазина, в руках у ребенка на улице.

Ведь дети, независимо от того, где они, хотят любимую игрушку держать в руках, потому что это для них как талисман, как одна из самых близких и родных вещей. Например, я видел в метро очень симпатичную девочку, лет четырех, она сидела, одной рукой держась за маму, а другой обнимая розовую свинку, и так она ее к себе прижимала — чувствовалось, что она ее очень любит, просто обожает она эту свинку. Эта картина запечатлелась у меня в сознании как некий символический образ. И это все прекрасно, вообще-то.

Мне хочется, чтобы мои игрушки воспринимались как субъекты действия, которые хотят чего‑то, имеют свои цели и пытаются воплотить их в жизнь. Того же самого мне хочется и для нашего общества: на мой взгляд, оно сейчас нуждается в импульсе, в рефлексии по поводу того, что оно в каком‑то смысле тоже сейчас является игрушкой, объектом манипуляции, и, чтобы вот выйти из этого заколдованного круга, нужно стать не просто ожившим, а осознанно понимающим происходящее. Пусть это может показаться смешным, но я надеюсь, что благодаря моим работам кто‑то задумается: а не пора ли нам всем стать не просто живыми, а субъектами в истории».

Читать еще:  Как правильно хранить кукурузу в початках в домашних условиях на зиму

«Куклы для меня нечто большее, чем игрушки…»

Ольга Шестакова (Тарасова)
«Куклы для меня нечто большее, чем игрушки…»

Быть может кто-то скажет, что просто не наигралась в куклы в детстве. Не знаю,может и так, но зато теперь при необходимости что-либо нафантазировать — куклы, поделки и т. д., придумываю и создаю с большим удовольствием! Для изготовления этих кукол понадобилось несколько десятков разноцветных пакетов, моток шерстяных нитей, 4 ватмана, 4 шара из папье-маше, скотч, краски, цветная бумага и много фантазии. Сами куклы – головы, конусы, руки – сделаны без участия детей. Ребята принимали активное участие в создании нарядов. Для Зимы было необходимо вырезать множество снежинок, они украшали ими платье с помощью скотча. Для весны были приготовлены аппликативные узорные цветы, для Лета – сочные махровые ягодки, для Осени – резные разноцветные листья.

1 фото. Вот такие нарядные красавицы получились!

2 фото. Красное лето не может на месте устоять!

Его приход пора отмечать (выпускница группы)

3 фото Некогда в саду Осени грустить, урожай собирать,

Зиме детей морозить, да Новый год встречать,

Весне мам поздравлять, да Лету на прогулках припекать.

На Областном Форуме «Образованье Приангарья»

Пора красавицам блистать! (город Иркутск, 2009г.)

4 фото. Чудеса! В день смеха

Шесть времен года! Вот потеха!

(1 кадр из веселого мероприятия «Дня смеха» для родителей, их

дети приготовили много неожиданных веселых розыгрышей)

5 фото. На выставке кукол сегодня парад-

И крошке, и великану – здесь посетитель каждому рад!

Есть из бумаги, из ниток,

из ткани, из природного материала,

для постановки звуков, показа сказок

и просто – «игральные».

Но среди них особо стоят сестры

Зима, Весна, Лето и Осень,

Наряды их так праздничны, так пестры!

Понравились всем-всем они очень!

(на выставке «Кукол» были представлены работы педагогов нашего дошкольного учреждения)

Платковая кукла Вот такую замечательную платковую куклу,мы сшили с напарницей -Людмилой Николаевной. Платковые куклы – яркие и зрелищные, сослужат настоящим.

Театральные игрушки своими руками .

Самые абсурдные картины, проданные за миллионы долларов

Не любой из нас сможет оценить подобного рода картины по достоинству и прочесть между строк смысл, заложенный автором. Но, тем не менее, стоимость картин современных художников иногда просто зашкаливает, а коллекционеры и ценители искусства со всего мира приезжают на торги, чтобы прикупить приглянувшееся творение.

Порой за понравившуюся картину они выкладывают такие суммы денег, что даже сами авторы полотен остаются крайне удивленными.

Ниже представлен список самых странных современных картин, которые были проданы за миллионы долларов.

1. «Пространственная концепция» — Лучио Фонтана (Lucio Fontana)

Продана за 1 500 000 долларов.

Эта картина была продана за баснословные деньги на аукционе в Лондоне. Кажется, будто автор просто закрасил полотно цветом и «разорвал» картину косыми линиями. Возникает вопрос, конечно же, на миллион: если художник захочет получить за подобную картину еще больше денег, ему просто следует сделать еще один надрез?

А может, чем сильнее косят черты разреза, тем выше качество картины?

2. «Кроваво-красное зеркало» — Герхард Рихтер (Gerhard Richter)

”Картина – зеркало” ушла с молотка за 1,1 миллион. Безусловно, этот художник является автором множества прекрасных работ, однако, для понимания этой, судя по всему, нужно просто родиться художником.

Трудно, если вообще возможно, разглядеть в этом шедевре, нечто похожее на зеркало. Возможно, коллекционеру, который приобрел ее, просто хотелось видеть себя в большем количестве света, глядя в зеркало.

Самые дорогие картины

3. «Зелено-белый» — Эллсворт Келли (Ellsworth Kelly)

Продана за 1 600 000 долларов.

Работы этого художника очень противоречивы, критики разнятся во мнениях относительно их ценности, но, безусловно, эта картина – самый, что ни на есть настоящий драгоценный камень.

Читать еще:  Модные летние женские шорты: Тенденции сезона

Это самое обычное полотно с деформированным кругом посередине, и существуют люди, готовые заплатить за право добавить это творение в свою коллекцию столько, сколько стоит небольшой тайский остров.

4. «Без названия» — Марк Ротко (Mark Rothko)

Продана за 28 000 000 долларов.

Многие отзывались нелицеприятно об этой картине, но она скорее просто скучна. Если бы ваш ребенок после окончания художественной школы принес бы вам такой рисунок, то возможно было бы два сценария развития событий:

а) вы бы жутко загордились и повесили бы картину вместо телевизора

б) сказали бы ему: «Хорошая работа, малыш. Только давай в следующий раз нарисуем что-то другое!»

5. «Без названия» — Блинки Палермо (Blinky Palermo)

Продана за 1 700 000 долларов.

Данная картина, как и многие другие творения этого художника, представляет собой наслоение цветных полотен друг на друга. Один из критиков отметил, что он целый час вглядывался в эту картину, но так ничего и не смог в ней обнаружить.

Другой критик выразился более глубоко: «Картины Палермо предлагают взгляду зрителя увидеть многогранные изменения в тонах, при этом полностью отсутствуют следы живописных нюансов и перегибов на поверхности полотен, вместо этого человек может лицезреть прекрасные, неразбавленные ничем цвета».

Надо быть настоящим профессионалом своего дела, чтобы замаскировать нехватку цветовых решений таким образом!

Странные картины

6. «Собака» — Жоан Мира (Joan Mira)

Продана за 2 200 000 долларов.

На самом деле у Мира очень много хороших работ, но эта действительно выделяется, причем не с самой положительной стороны.

А может быть коллекционер, который ее приобрел, просто хотел обладать частью наследия талантливого художника?

7. «Белый огонь I» — Барнетт Ньюман (Barnett Newman)

Очевидно, что люди, которые покупают подобного рода картины, необычайно богаты. Но богатые люди становятся богатыми благодаря своему уму.

Если это так, то почему интеллектуальный коллекционер купил такую работу на интернет-аукционе, основываясь лишь на скудном ее описании, выставленном на сайте?

Название картины – это мистический термин, который имеет непосредственное отношение к Торе. Сама Тора направлена на глубокое духовное единение, что Ньюман и пытается, по его словам, привить зрителю посредством своих работ.

Но разве так на самом деле? А может быть просто неискушенному человеку сложно проследить взаимосвязь между двумя линиями на чистом холсте и Торой?

8. «Без названия» — Сай Твомбли (Cy Twombly)

Продана за 23 000 000 долларов.

Эта работа сделана на скорую руку в домашних условиях на простой бумаге с использованием обычного воскового карандаша, то есть того же материала, которым пользуется ребенок, когда учится писать в детском саду.

Если немного притупить взгляд и посмотреть на картину, не покажется ли вам, будто этот шедевр крайне похож на попытку малыша научиться писать букву «е»?

9. «Ковбой» — Эллсворт Келли (Ellsworth Kelly)

Продана за 1 700 000 долларов.

Келли изучал искусство в течение более четырех лет в культурных заведениях Бостона и Парижа, прежде чем принять решение о направлении стиля своих работ. После проведенного исследования он остановился на том, что его работы будут «блочными».

Неопытному глазу выбор может показаться ошибочным, потому как, какова ценность этих блоков, реализованных на бумаге? Тем не менее, стоит признать ошибку, ведь с точки зрения экономики, выбор очень правильный, а вот с эстетической стороны, вряд ли автор принял правильное решение.

10. «Синий дурак» — Кристофер Вул (Christopher Wool)

Можно предположить, как обрадовался Кристофер, который специализируется на живописи слов, когда за такую огромную сумму денег была продана именно эта работа. Интересно, когда он писал свою картину, мог ли подумать о том, что ему удастся уговорить кого-либо приобрести ее?

Самые дорогие картины художников

Источники:

http://daily.afisha.ru/brain/12333-istoriya-igrushek-poznakomtes-s-hudozhnikom-kotoryy-risuet-samye-milye-kartiny-na-svete/

http://www.maam.ru/detskijsad/-kukly-dlja-menja-nechto-bolshe-chem-igrushki.html

http://www.infoniac.ru/news/Samye-absurdnye-kartiny-prodannye-za-milliony-dollarov.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector
×
×
×
×